..:.:.::FisherMenFromPinsk::.:.:..

Рыбаки из Пинска: Советы и секреты, хитрости, мастерская рыбака

Добавить в Закладки 
 
  Ловись рыбка  

Book: Логика и рост научного знания


заводская 51а киров рыбалка определи где приставка а где предлог лодка отплыла от берега инструкция по эксплуатации эхолота humminbird 250dx на русском мотор для лодки абакан куплю бокоплав оса
купить двухместную лодку пвх цена на что клюет окунь летом на удочку видео дренажный насос с вертикальным поплавком чертеж лодки из пенопласта своими руками купить лодочный мотор гладиатор в вологде
видео рыбалка на поплавок удочку з берега на ставках защита винта на моторную лодку каталог фирмы русская блесна подводная лодка на затоне в краснодаре спецодежда для охотников и рыболовов
из чего лучше поводок для рыбалки какая рыба клюет на колорадского жука кто что берет с собой на рыбалку в астрахань список мохтик рыба на что ловить спутниковый навигатор для рыбалки и охоты в

Позицию такого рода физики иногда вполне справедливо занимают по отношению к оккультным феноменам В крайнем случае мы всегда можем подвергнуть сомнению проницательность теоретика например, если он, подобно Динглеру, не верит в то, что теория электричества когда-либо будет выведена из теории гравитации Ньютона. Таким образом, согласно конвенционалистской позиции, системы теорий нельзя разделить на фальсифицируемые и нефальсифицируемые, вернее, такое разделение будет неопределенным Отсюда вытекает, что наш критерий фальсифицируемости должен оказаться бесполезным в качестве критерия демаркации. Эти возражения воображаемого конвенционалиста представляются мне столь же неопровержимыми, как и сама конвенционалистская философия. Я согласен с тем. В самом деле, с помощью анализа только одной логической формы теории нельзя решить является ли некоторая система высказывании конвенциональной системой неопровержимых неявных определений или она - эмпирическая в моем смысле, то есть опровержимая, система. Однако это говорит лишь о том, что мой критерий демаркации нельзя применять непосредственно к некоторой системе высказываний о чем я, впрочем, уже говорил в разд. Лишь принимая во внимание метод, применяемый к теоретической системе, можно спрашивать, имеем ли мы дело с конвенциональной или с эмпирической теорией. Единственный способ избежать конвенционализма заключается в принятии некоторого решения, а именно ре-. Для того чтобы сформулировать методологические правила предохраняющие нас от конвенционалистских уловок мы должны познакомиться с различными формами этих уловок чтобы каждую из них встречать соответствующей антиконвенционалистской контрмерой Кроме того мы должны решить что всякий раз когда обнаруживается что некоторая система была спасена с помощью конвенционалистской уловки мы должны снова проверить ее и отвергнуть если этого потребуют обстоятельства. Четыре основные конвенционалистские уловки были перечислены в конце предыдущего раздела Этот спи сок однако не претендует на полноту Исследователям особенно в области социологии и психологии физиков едва ли нужно предостерегать от этого следует постоянно выступать против попыток использовать новые конвенционалистские уловки—попыток к которым часто прибегают например специалисты по психоанализу.

Что касается вспомогательных гипотез то мы предпагаем принять следующее правило допустимы лишь такие вспомогательные гипотезы введение которых не только не уменьшает степени фальсифицируемости или проверяемости данной системы а напротив увеличивает ее как измерять степень фальсифицируемости будет объяснено в разд. Сформулированное нами методологическое правило можно ослабить заметив что вовсе не обязательно отвергать как конвенционалистскую уловку каждую вспомогательную гипотезу которая не удовлетворяет на званным условиям. I а также разд. Относительно других конвенционалистских уловок касающихся компетентности экспериментатора или теоретика мы принимаем аналогичные правила Интерсубъективно проверяемые эксперименты принимаются либо отвергаются на основе контрэкспериментов Не обоснованные ссылки на логические связи которые обнаружатся в будущем можно не принимать во внимание. Потребность в защите от конвенционалистских уловок возникает только в том случае когда мы имеем дело с такими системами которые будучи истолкованными в соответствии с нашими правилами эмпирического метода являются фальсифицируемыми Допустим нам удалось запретить эти уловки с помощью наших правил Тогда можно поставить вопрос о логических характеристиках таких фальсифицируемых систем Фальсифицируемость теории мы попытаемся охарактеризовать посредством логических отношений существующих между теорией и классом базисных высказывании. Если теперь мы обратим эти два возражения против нашего критерия демаркации то оба они окажутся безобидными Что касается первого то см разд. Предшествующий абзац этого примечания можно считать иллюстрацией еще одного методологического правила см конец прим. X после критики конкурируйте теории мы должны предпринять серьезную попытку применить эту и аналогичную критику против нашей собственной теории. В частности, она не утверждает, что они истинны6. Мы должны провести четкое различие между фальсифицируемостью и фальсификацией Фальсифицируемость мы ввели исключительно в качестве критерия эмпирического характера системы высказываний Что же касается фальсификации то должны быть сформулированы специальные правила устанавливающие при каких условиях система должна считаться фальсифицированной. Мы говорим что теория фальсифицирована если мы приняли базисные высказывания противоречащие ей см разд. Проблема состоит в следующем Поскольку некоторая гипотеза фальсифицируется посредством принятия некоторого базисного высказывания постольку нам нужны методологические правила для принятия базисных высказываний Если эти правила в свою очередь ссылаются на принятые базисные высказывания то мы можем попасть в ловушку бесконечного регресса На это я отвечаю что нужные нам правила являются только правилами принятия базисных высказывании фальсифицирующих хорошо проверенные и до сих -пор успешные гипотезы Принятые же базисные высказывания к которым апеллируют эти правила не обязаны носить такой же характер Кроме того сформулированное в тексте правило является далека не полным оно говорят лишь об одном важном аспекте принятия базисных высказываний фальсифицирующих успешные в других отношениях гипотезы и будет расширено в гл.

V прежде всего в разд. Таким образом базисные высказывания выполняют две различные роли С одной стороны мы используем систему всех логически возможных базисных высказываний для того чтобы с их помощью логически охарактеризовать то что нас интересует а именно форму эмпирических высказываний С другой стороны принятые базисные высказывания образуют основу для подкрепления гипотез Если принятое базисное высказывание противоречит некоторой теории то мы считаем что это дает нам достаточные основания для фальсификации теории только в том случае если оно в то же время подкрепляет фальсифицирующую гипотезу. Требование фальсифицируемости которое вначале было несколько неопределенным теперь разбивается на две части Первую—методологический постулат см разд. Его употребление достаточно легко определить так, чтобы оно не вызывало возражений. Например, можно использовать этот термин таким образом, что всякий раз, когда мы говорим о некотором явлении, можно вместо этого говорить о сингулярном высказывании, соответствующем этому явлению. Это приводит нас к следующему определению: В соответствии с этим определением явлением мы будем, например, называть то, что здесь сейчас гремит гром. Это явление мы можем рассматривать как класс высказываний:. Тарскнй указал мне в Париже в году на то. Такое высказывание теперь будет просто означать, что каждое высказывание, эквивалентное pis, противоречит теории t и является, таким образом, ее потенциальным фальсификатором. Отметим, что под событием мы не имеем в виду сложного или растянутого во времени явления, как может подсказать обыденное использование этого термина. Поэтому класс запрещаемых базисных высказываний, то есть потенциальных фальсификаторов теории, если он не пуст, всегда должен содержать неограниченное число базисных высказываний, так как теория не говорит об индивидах как таковых. Теперь мы можем сказать, что каждый непустой класс потенциальных фальсификаторов теории содержит по крайней мере один непустой класс однотипных базисных высказываний. Представим класс всех возможных базисных высказываний в виде круга. Внутреннюю область этого круга можно рассматривать как изображение совокупности всех возможных миров опыта, или всех возможных эмпирических миров. Пусть, далее, каждое событие изображается одним из радиусов или, точнее говоря, очень узкой областью или сектором, лежащим вдоль радиуса и любые два явления с одинаковыми координатами или индивидами располагаются на одном и том же расстоянии от центра, то есть на одной концентрической окружности. Теперь мы можем проиллюстрировать постулат фальсифицируемости с помощью следующего требования: Однако здесь нам этих понятия не требуется, потому что нас интересует лишь то, что исключается универсальными высказываниями.

Ясно, что для каждого такого высказывания будет существовать одно событие или один радиус такого рода, что различные базисные высказывания, принадлежащие этому событию, будут верифицировать данное чисто экзистенциальное высказывание. Тем не менее класс его потенциальных фальсификаторов пуст, так как из экзистенциального высказывания ничего не следует относительно возможного мира опыта оно не исключает и не запрещает ни одного радиуса. Вместе с тем тот факт, что из каждого базисного высказывания следует чисто экзистенциальное высказывание, не может быть использован в качестве аргумента в защиту эмпирического характера последнего. Каждая тавтология тоже следует из любого базисного высказывания, но она вообще следует из любого высказывания. В то время как тавтологии, чисто экзистенциальные и другие нефальсифицируемые высказывания говорят, так сказать, слишком мало о классе возможных базисных высказываний, противоречивые высказывания говорят о нем слишком много. Следовательно, класс его потенциаль-. Коротко суть дела можно изложить следующим образом. Поэтому, конечно, существенно важно четко различать просто фактуально ложные синтетические высказывания и логически ложные, или противоречивые, высказывания, то есть высказывания, из которых можно вывести высказывание формы pp. Покажем, что из противоречивого высказывания следует любое высказывание. Можно сказать, что этот факт иллюстрирует преимущество нашего метода, то есть предложенный нами способ анализа возможных фальсификаторов, а не возможных верификаторов Если бы можно было верифицировать некоторое высказывание или хотя бы сделать его вероятным посредством верификации его логических следствий, то следовало бы согласиться с тем, что принятие любого базисного высказывания делает любое противоречивое высказывание подтвержденным, верифицируемым или по крайней мере вероятным. Среди различных требований, которым должна удовлетворять теоретическая аксиоматическая система, требование непротиворечивости играет особую роль. Его следует рассматривать как первое требование, которому должна удовлетворять любая теоретическая система—как эмпирическая, так и неэмпирическая. Мы ведь часто имеем дело с высказываниями, которые хотя и являются ложными, тем не менее дают результаты, адекватные для определенных целей. Примером может служить предложенная Нернстом аппроксимация для уравнения равновесия газов Поэтому значение требования непротиворечивости мы можем оценить лишь тогда, когда осознаем, что противоречивая система является неинформативной. Формула 3 позволяет нам, используя modus ponens, вывести любое высказывание q из любого высказывания, имеющего форму р р или р р см также мою статью [60] Тот факт, что из противоречивого множества посылок выводимо все что угодно совершенно справедливо оценивался Винером как общеизвестный см [в5 с ] Однако удивительно что Рассел в своем ответе Винеру подверг сомнению этот факт [см там же. Наряду с непротиворечивостью эмпирическая система должна выполнять еще одно условие, она должна быть фальсифицируемой Эти два условия в значительной степени аналогичны см мою статью [57].

Действительно, для высказываний, не удовлетворяющих условию непротиворечивости, стирается всякое различие между любыми двумя высказываниями из множества всех возможных высказываний Для высказываний же, не удовлетворяющих условию фальсифицируемости, стирается всякое различие между любыми двумя высказываниями из множества всех возможных эмпирических базисных высказываний. К какому же виду сингулярных высказываний относятся базисные высказывания? Как можно их фальсифицировать? Возможно, для исследователя-практика такого рода вопросы не представляют интереса. Однако связанные с этой проблемой неясности и недоразумения заставляют нас обсудить ее более подробно. Учение о сводимости эмпирических наук к восприятиям наших органов чувств, и, следовательно, к нашему чувственному опыту, является таковым, что многими оно принимается просто на веру, как очевидное Однако это учение непосредственно связано с индуктивной логикой и поэтому отвергается нами вместе с нею. И действительно, вряд ли какая-нибудь другая эпистемологическая проблема так сильно пострадала от смешения психологии и логики, как проблема базиса высказываний об опыте. Если к тому же мы требуем оправдания, основательным в логическом смысле аргументом, то нам придется принять воззрение, согласно которому высказывания могут быть оправданы только при помощи высказываний. Если же мы желаем избежать и опасности догматизма, и угрозы бесконечного регресса, то единственно возможным выходом для нас оказывается обращение к психологизму, то есть к учению о том, что высказывания могут быть оправданы не только с помощью высказываний, но также и посредством чувственного опыта. Столкнувшись с такой триллемой: Это же опосредованное знание включает, конечно, и высказывания науки. Обычно при исследовании этой проблемы не заходят так далеко. Все, что мы знаем о мире фактов, должно, следовательно, быть выразимо в форме высказываний о нашем чувственном опыте Какого цвета этот стол — голубого или зеленого,—можно установить, только обратившись к нашему. Наука в таком случае есть просто попытка классифицировать и описывать такое перцептивное знание, те непосредственные восприятия, в истинности которых мы не можем сомневаться; иначе говоря, наука—это систематическое представление наших непосредственных убеждений.

Поппер и другие — 8

Это учение, по моему мнению, терпит крах при рассмотрении проблем индукции и универсалий. В каждом описании используются универсальные имена символы, понятия ; каждое высказывание по своему характеру является теорией, гипотезой. Причина этого состоит в том, что входящие в это высказывание универсалии не могут быть соотнесены с каким-либо специфическим чувственным опытом. IV и относящийся к нему текст. Такие предложения названы Нейратом и Карнапом 54; 11; 12] протокольными предложениями3. До них подобной теории ранее придерживался Райнингер. В качестве отправной точки ему послужил вопрос: Он пришел к заключению, что высказывания могут сравниваться только с высказываниями. Согласно этому взгляду, соответствие некоторого высказывания факту есть не что иное, как логическое соответствие между высказываниями, принадлежащими разным уровням универсальности. Карнап начинает с несколько иного вопроса. Во избежание путаницы материальный способ речи следует использовать только в тех случаях, когда имеется возможность перевести его в правильный, формальный способ речи. Это воззрение, с которым я могу согласиться, ведет далее Карнапа как и Райнингера к утверждению о том, что в логике науки нам не следует говорить о проверке предложений при помощи сравнения их с положениями дел или чувственным опытом; в логике науки можно говорить только о проверке предложений путем их сравнения с другими предложениями. И тем не менее Карнап в действительности остается верным основным идеям психологического подхода к рассматриваемой проблеме. Все, что он делает, состоит в переводе этих. Сказанное достаточно четко показывает, что теория протокольных предложений есть не что иное, как психологизм, переведенный в формальный способ речи. Почти то же самое можно сказать и о воззрениях Нейрата [55]4. Протокольные предложения, как указывает сам термин, должны быть записями или протоколами непосредственных наблюдений или восприятии. Подобно Райнянгеру [80, с. Он выступает [55, с. Воззрение Нейрата, согласно которому протокольные предложения не являются непреложными, представляет, по моему мнению, значительный шаг вперед Однако, кроме замены восприятии высказываниями о восприятиях что само по себе есть только перевод в формальный способ речи , тезис о возможности пересматривать протокольные предложения является единственным предложенным Нейратом продвижением вперед по сравнению с восходящей к Фризу теорией непосредственности перцептивного знания.

Конечно, это шаг в правильном направлении, однако он никуда не ведет, если за ним не следует другой шаг: Нейрат не формулирует никаких правил такого типа и тем самым невольно выбрасывает за борт эмпиризм, поскольку без таких правил эмпирические высказывания становятся неотличимыми от высказываний любого другого рода. Действуя таким образом, можно не только в соответствии с принципами конвенционализма спасти любую систему, но можно при наличии достаточного запаса протокольных предложений даже подтвердить ее, используя показания свидетелей, которые засвидетельствовали или запротоколировали то, что они видели и слышали. Таким образом, не так легко установить, какая роль в нейратовской схеме отводится протокольным предложениям. В первоначальных воззрениях Карнапа система протокольных предложений была тем пробным камнем, при помощи которого следовало решать судьбу любого утверждения эмпирической науки. Только протокольные предложения могут опровергать другие предложения конечно, предложения, отличные от них самих. Если же они ли-. Поскольку Нейрат не пытается решать проблему демаркации представляется что его идея протокольных предложений является только реликтом пережившим свой век памятником традиционному воззрению согласно которому эмпирическая наука начинается с восприятии. А ведь еще не так давно логика считалась наукой о мыслительных процессах и их законах-законах нашего мышления. С этой точки зре-. В настоящее время я сформулировал бы этот вопрос следующим образом: Конечно, проверка , с моей точки зрения, всегда была частью критики. Существует только один способ убедиться в правильности цепочки логических рассуждений Состоит он в преобразовании этой цепочки в форму в которой она наиболее легко проверяема Мы разбиваем эту цепочку на множество мелких шагов каждый из которых легко проверить любому человеку который владеет математическим или логическим методом преобразования предложений Если же и после этого у кого нибудь еще остаются сомнения то мы можем попросить его указать ошибку в каком либо из шагов доказательства или поразмыслить надо всем этим еще раз В отношении эмпирической науки положение во многом сходно Любое эмпирическое научное высказывание можно представить описывая ход эксперимента и т п. Вынося решение, присяжные принимают на основе соглашения некоторое высказывание о фактически имевшем место явлении, то есть принимают, так сказать, базисное высказывание Смысл этого решения состоит в том, что из него вместе с универсальными высказываниями данной системы уголовного законодательства можно вывести некоторые следствия. Это обстоятельство зафиксировано в законодательстве, которое допускает аннулирование или пересмотр вердикта присяжных. Вердикт присяжных выносится в соответствии с процедурой которая управляется правилами. Эти правила основываются на некоторых фундаментальных принципах, главное, а может и единственное, предназначение которых - приводить к раскрытию объективной истины. Правда, иногда они оставляют место не только для субъективных убеждений, но даже и для субъективных пристрастий.

И все же даже если мы проигнорируем эти частные аспекты старой юридической процедуры и представим себе процедуру, целиком направленную на обеспечение условий для раскрытия объективной истины, то все равно останется верным, что вердикт присяжных никогда не оправдывает и не дает обоснования истинности того, о чем он говорит. Субъективные убеждения присяжных также не могут использоваться для оправдания вынесенного решения хотя без сомнения, имеется тесная причинная зависимость между их убеждениями и вынесенным решением и эту зависимость можно сформулировать, используя законы психологии. Тот факт, что убеждения присяжных не являются оправданиями, связан с наличием различных правил, которые могут регулировать процедуру суда присяжных к примеру, простое или подавляющее большинство голосов. Судья пытается оправдать вынесенный приговор при помощи других высказываний или логически дедуцировать его из высказываний системы законодательства в сочетании с вердиктом присяжных, который играет при этом роль начальных условий Именно поэтому приговор может быть подвергнут сомнению на основании логических соображений. Решение же присяжных может быть подвергнуто сомнению только на основании постановки вопроса о том, было ли оно вынесено в соответствии с принятыми правилами процедуры или нет, то есть только на основании формальных, а не содержательных соображений. Аналогия между описанной процедурой и процедурой, в ходе которой мы выносим решения относительно базисных высказываний, совершенно очевидна. Эта ситуация аналогична ситуации с базисными высказываниями Принятие их является частью применения некоторой теоретической системы, и имен но этот вид применения теории обусловливает возможность всех других применений данной теоретической системы. Жесткая структура ее теорий поднимается, так сказать, над болотом. Она подобна зданию, воздвигнутому на сваях. Если же мы перестаем забивать сваи дальше, то вовсе не потому, что достигли твердой почвы. Мы останавливаемся просто тогда, когда убеждаемся, что сваи достаточно прочны и способны, по крайней мере некоторое время, выдержать тяжесть нашей структуры. Теории могут быть более или менее строго проверяемыми, иначе говоря, более или менее легко фальсифицируемыми. Степень их проверяемости играет важную роль при выборе теорий.

Поппер Карл - Открытое общество и его враги

В этой главе я займусь сравнением различных степеней проверяемости, или фальсифицируемости, теорий при помощи сравнения классов их потенциальных фальсификаторов. Такой анализ совершенно независим от решения вопроса о том, возможно ли провести абсолютное различие между фальсифицируемыми и нефальсифицируемыми теориями. Программа и пример Как мы отмечали в разд. Потенциальные же фальсификаторы различных теорий можно представить в виде секторов различной ширины, и о теориях — в соответствии с большей или меньшей шириной исключаемых ими секторов—можно сказать, что они имеют больше. Это означает также, что первая теория больше говорит о мире опыта, чем вторая теория, так как она исключает больший класс базисных высказываний. Хотя класс допускаемых теорией высказываний при этом становится меньше, это не ставит под сомнение наше рассуждение, так как мы ранее установили, что теория ничего не утверждает об этом классе Таким образом, можно сказать, что количество эмпирической информации, сообщаемой теорией, или ее эмпирическое содержание, возрастает вместе со степенью ее фальсифицнруемости. Пусть теперь нам дана некоторая теория, и сектор, представляющий базисные высказывания, которые она запрещает, становится все шире. В конечном счете базисные высказывания, не запрещаемые данной теорией, будут представлены оставшимся в результате узким сектором. Если предполагается, что данная теория непротиворечива, то хотя бы один сектор должен остаться. Подобную теорию, очевидно, будет очень легко фальсифицировать, поскольку она оставляет для эмпирического мира только очень узкую сферу возможностей и исключает почти все мыслимые, то есть логически возможные, события. Она столь много говорит о мире опыта, ее эмпирическое содержание столь велико, что у нее, по сути дела, мало шансов избежать фальсификации. Теоретическая наука как раз стремится к созданию таких теорий, которые легко фальсифицируемы в указанном смысле. Классы потенциальных фальсификаторов являются бесконечными классами.

сидни поппер

Мы не можем легко обойти эту трудность. Дело в том, что число запрещаемых эмпирической теорией событий также является бесконечным, как это хорошо видно из того факта, что конъюнкция запрещаемого события с любым другим событием неважно, запрещаемым или нет также является запрещаемым событием. Неясную интуитивную идею, по которой куб в некотором смысле содержит больше точек, чем, скажем, прямая линия, можно отчетливо сформулировать в точных логических терминах при помощи теоретико-множественного понятия размерности. И именно степень неэлементарности базисных высказываний может -быть связана с понятием размерности. Однако нами будет использоваться не понятие неэлементарности запрещаемых событий, а понятие неэлементарности допускаемых событий. Пусть каждый элемент класса а будет также элементом класса р, так,. Следовательно, если два класса потенциальных фальсификаторов пересекаются, но не включаются один в другой или если они не имеют общих элементов, то степень фальсифицируемости соответствующих теорий нельзя сравнивать с помощью отношения включения классов. В рамках социологических доктрин, разрабатывавшихся Платоном, существует одно важное различие, обусловленное чисто спекулятивными трудностями, которые, по-видимому, беспокоили Платона. Предположив, что начальной точкой развития было совершенное, а потому и не подверженное разложению государство, он испытывал затруднение объяснить причину первого изменения — Падения человека, которое и запустило часы истории 4. В следующей главе мы узнаем о попытке Платона решить эту проблему, однако сначала я попытаюсь дать общий обзор его теории социального развития. Этот идеальный город-государство был настолько совершенен, что трудно даже представить, как он мог вообще изменяться. И все же он изменялся, а вместе с изменениями началась и гераклитова распря — движущая сила всех перемен. За ней идет олигархия — правление богатых семейств. Как видно из только что приведенного отрывка из сочинений Платона, история социального разложения является для него историей болезни: Подобно тому, как описание типичного течения болезни не всегда применимо к каждому отдельному больному, так и платоновская теория социального разложения не претендует на применимость к каждому отдельному городу-государству. Однако она претендует на описание как первоначального направления социального развития, породившего основные формы конституционного упадка, так и типичного хода социальных изменений 4. Таким образом, Платон стремился выделить эволюционную последовательность смены исторических периодов, т. Эта попытка была возобновлена Руссо, а Конт, Милль, Гегель и Маркс сделали это занятие модным.

Если учесть небольшой объем исторических сведений, доступных Платону, то его система исторических периодов окажется ничем не хуже теорий современных историцистов. Основное различие между ними состоит в оценке направления движения истории. Если аристократически настроенный Платон проклинал исследованное им историческое развитие, то современные историцисты приветствуют его, уверовав в закон исторического прогресса. Перед тем, как перейти к подробному обсуждению концепции совершенного государства Платона, я хотел бы остановиться на кратком анализе той роли, которую играют в его теории экономические интересы и классовая борьба в процессе перехода общества от одной из только что перечисленных платоновских четырех форм государственного устройства к другой. Платон говорит, что первая форма вырождения совершенного государства — тимократия, т. Важно отметить, что Платон открыто отождествляет это наилучшее и древнейшее из всех существовавших государств с дорийским государственным устройством Спарты и Крита и утверждает, что оба эти аристократические государства на самом деле представляли собой самые ранние формы политической жизни в Греции. То, что Платон говорит нам о государственном устройстве Спарты и Крита, содержится главным образом в его блестящих описаниях наилучшего или совершенного государства, подобием которого является тимократия.

сидни поппер

Основное различие между наилучшим, или идеальным, государством и тимократией состоит в том, что последняя содержит некоторый элемент нестабильности. Когда-то единый патриархальный правящий класс теперь оказывается разъединенным, а эта разъединенность низводит государство на следующую ступень, и тимократия вырождается в олигархию. Так он становится честолюбивым и жаждет отличий. Однако решающим фактором при переходе от тимократии к олигархии становятся конкуренция и собственнические интересы. Так возникает первый классовый конфликт: Установление олигархии грозит началом гражданской войны между олигархами и беднейшими классами: Гражданская война приводит к установлению демократии: Платоновское описание демократии является живой, но глубоко враждебной и несправедливой пародией на политическую жизнь Афин и на демократические убеждения, прекрасно сформулированные Периклом примерно за три года до рождения Платона. Платоновская характеристика демократии — блестящий образец политической пропаганды, и можно представить себе, сколько вреда она принесла, если даже такой человек, как Дж. Иногда кажется, что, когда Платон, говоря словами Адама 4. Аргументы он заменяет инвективами, отождествляя свободу с беззаконием, вольность со вседозволенностью и равенство перед законом с безначалием. Демократов он называет распутниками, скупердяями, наглецами и бесстыдниками, свирепыми дикими зверями, рабами любого своего каприза, живущими исключительно ради удовольствий и удовлетворения нечистых желаний. И эти слова Платон в роли главы Академии вкладывает в уста Сократа, забывая о том, что Сократ никогда не был учителем и что даже в последние годы своей жизни он никогда не казался раздражительным и властным. Здесь Платон все же отдает дань своему родному городу, хотя и помимо своей воли. Величайшей победой афинской демократии навсегда останется гуманное отношение к рабам, сохранившееся несмотря на антигуманную пропаганду, которую вели такие философы, как Платон и Аристотель: Гораздо более ценным, хотя и оно продиктовано ненавистью, является платоновское описание тирании и особенно перехода к ней. Рассуждая о тирании, Платон подчеркивает, что он говорит о предмете, который хорошо узнал на личном опыте 4. Несомненно, что при этом он имеет в виду сиракузского тирана Дионисия Старшего. Переход от демократии к тирании, говорит Платон, может быть легко осуществлен народным вождем, который знает, как использовать существующий в демократическом обществе классовый антагонизм между бедными и богатыми, и которому удается собрать достаточное число телохранителей или создать собственную армию. Люди, которые сначала приветствовали его как борца за свободу, вскоре оказываются порабощенными. При тирании создается самое презренное государство. Различные формы существующих государственных устройств и здесь истолковываются в качестве неточных копий истинной модели или истинной формы государства, т.

В результате Платон выделяет три консервативные, или законные формы государства и три совершенно испорченные, или беззаконные государственные формы. Монархия, аристократия и консервативная форма демократии являются в порядке убывания их ценности законными подражаниями совершенному государству. Однако демократия может перейти в беззаконную форму и продолжать деградировать дальше, впадая в олигархию — беззаконную власть немногих, а затем в тиранию — беззаконную власть одного. Именно таким образом может быть реформирована тирания — наихудшая форма государства. Можно не сомневаться, что Платон, говоря о великом законоучителе и молодом тиране, имел в виду себя и свои многочисленные эксперименты с молодыми тиранами — в особенности свои попытки реформировать тиранию Дионисия Младшего в Сиракузах. Об этих неудавшихся экспериментах мы поговорим позже. Одна из главных целей платоновского анализа характера политического развития состояла в определении движущей силы любых исторических изменений. В итоге этих рассуждений он открывает закон, в соответствии с которым движущей силой всех политических революций является внутренняя разобщенность, классовая война, подпитываемая антагонизмом классовых интересов. Платон еще раз уточняет формулировку этого фундаментального закона. Он настаивает на том, что только внутренний разлад правящего класса может ослабить его настолько, чтобы допустить его свержение. Этот социологический закон, а также наблюдение, что различия экономических интересов чаще всего оказываются причиной разобщенности, — ключ к философии истории Платона. Более того, это также ключ к анализу Платоном условий, необходимых для установления политического равновесия, т. Платон утверждает, что эти условия были налицо в наилучшем и совершенном государстве древности. Платоновское описание совершенного или наилучшего государства обычно интерпретируют как утопическую про-грессистскую программу. Это, конечно, не относится ко всем платоновским характеристикам наилучшего государства. Эти намеренно не исторические черты платоновских описаний государственных устройств мы обсудим далее, когда будем анализировать этико-политические воззрения Платона.

Конечно, Платон, рассматривая примитивные или древние государственные устройства, не имел намерения быть исторически точным. Без сомнения, он знал, что не располагает для этого необходимыми данными. Тем не менее, я полагаю, что он серьезно пытался воспроизвести древние племенные формы общественной жизни с доступной ему точностью. Вряд ли стоит сомневаться в этом, особенно если принять во внимание то, что его попытка во многом оказалась успешной. Иначе и не могло быть, поскольку картина, нарисованная Платоном, является идеализированным описанием воззрений критской и спартанской аристократии. Острая социологическая интуиция позволила ему понять, что государственное устройство Спарты и Крита было не только древним, но и окаменелым, приостановленным, что оно представляло собой остаток еще более древних государственных форм. И Платон решил, что эти древнейшие формы были также и более стабильными, не столь подверженными изменениям, как современные государственные устройства. Платон пытался реконструировать это очень древнее и, следовательно, очень хорошее и чрезвычайно стабильное государство таким образом, чтобы показать, как оно могло быть свободным от разобщенности, как можно было избежать в нем классовой борьбы и как влияние экономических интересов было сведено там до минимума и держалось под контролем. Вот основные задачи платоновской реконструкции наилучшего государства. Как решает Платон проблему предотвращения классовой войны? Будь он прогрессивным мыслителем, ему, наверное, пришла бы в голову идея бесклассового, эгалитарного общества, — ведь, как показывает его собственная пародия на афинскую демократию, в Афинах существовали мощные эгалитарные тенденции. Однако его цель состояла не в том, чтобы реконструировать возможное будущее государство, а в том, чтобы описать прошлое государство, а именно — государство предка Спарты, которое, конечно же, не было бесклассовым. Это было рабовладельческое государство, и оно — в соответствии с представлением Платона о наилучшем государстве — было основано на жестких классовых различиях. Оно являлось кастовым государством. Поэтому проблема предотвращения классовой войны решается Платоном не путем ликвидации классов, а путем придания правящему классу непререкаемого превосходства.

В совершенном государстве все должно быть, как в Спарте: Эту проблему мы рассмотрим позже в этой главе. Пока правящий класс один, его власти никто не может противостоять, и потому классовая война невозможна. Платон выделяет три класса, существующих в наилучшем государстве: Однако на самом же деле здесь только два класса: Тот факт, что Платон подразделяет правящую касту на два класса — вождей и помощников, не делая этого же для класса работников, обусловлен, главным образом, тем, что интерес для Платона представляли только правители. Работники, торговцы и т. Платона совершенно не интересовали, они были для него лишь человеческим стадом, существующим для удовлетворения материальных потребностей правящего класса. Причем Платон заходит так далеко, что запрещает правителям творить суд над людьми из этого класса и вникать в их мелкие проблемы 4. Вот почему так отрывочна имеющаяся у нас информация о платоновских низших классах. Однако некоторые замечания о них Платон все же делает: Это некрасивое замечание иногда утешительно трактуют так, будто Платон не видел места для рабов в своем городе-государстве, но я вынужден показать здесь, что это не так. Действительно, Платон нигде открыто не обсуждает вопрос о статусе рабов в его наилучшем государстве. Однако делал он это в пропагандистских целях. Нигде у Платона мы не найдем ни малейшего намека на то, что рабство следует отменить или хотя бы смягчить. Он делает это совершенно открыто при описании тимократии, которая, напомним, представляла собой, по Платону, вторую после наилучшего государства форму государственного устройства. Вот что он говорит о тимократическом человеке: Поскольку же только в наилучшем государстве качество образования превосходит тимократическое, то с высокой степенью вероятности можно заключить, что в платоновском наилучшем городе-государстве были рабы, которых не истязали, а просто презирали. Закономерно презирая рабов, Платон согласно своей теории, не считает необходимым распространяться на тему рабства. Поскольку только один правящий класс обладает политической властью, с помощью которой человеческое стадо заключается в такие рамки, которые не позволили бы ему выйти из-под контроля, то проблема сохранения государства целиком сводится к проблеме сохранения единства правящего класса.

Как сохранить единство правителей? Путем обучения и разнообразных форм психологического воздействия, а также путем подавления экономических интересов, способных повлечь за собой разобщенность. Экономическая воздержанность достигалась и контролировалась в результате введения коммунизма, т. Запрет на обладание драгоценными металлами существовал и в Спарте. Коммунизм распространялся только на правящий класс, единство которого следовало обязательно сохранить; ссоры внутри низшего класса не заслуживали внимания. Поскольку всякая собственность являлась общественной, то право общего обладания относилось также к женщинам и детям. Ни один представитель правящего класса не должен был знать ни своих детей, ни своих родителей. Семью следовало уничтожить или, точнее, расширить ее до размера всего класса воинов. В противном случае семейные обязанности могли стать источником разобщения. Это предложение не было ни новым, ни революционным, как это может показаться. Вместе с тем даже общее обладание женщинами и детьми Платон не считал достаточным для защиты правящего класса от экономических опасностей. Для него важно было избежать не только бедности, но и процветания. И то, и другое таило угрозу единству: Только при коммунистической системе, сводящей экономические интересы до минимума и гарантирующей единство правящего класса, не может быть ни большой нужды, ни большого богатства. Таким образом, коммунистическое устройство правящего класса платоновского совершенного города-государства вытекает из его фундаментального закона социальных изменений. Оно — необходимое условие политической стабильности, важнейшей характеристики такого города-государства. Однако при всей важности этого условия его одного недостаточно. Для того, чтобы правящий класс мог чувствовать себя действительно объединенным в одно племя, т. Это давление может быть создано путем расширения пропасти между правителями и управляемыми. Чем глубже правители будут чувствовать принадлежность управляемых к низшему сословию, тем больше будет укрепляться чувство единения между ними. Так, Платон после некоторых колебаний приходит к фундаментальному принципу, гласящему, что между представителями разных классов не должно быть никаких отношений: Однако такое жесткое разделение на классы следовало как-то оправдать, а это оправдание могло состоять только в том, что правители являются высшими по сравнению с управляемыми существами.

Поэтому Платон оправдывает предложенное им разделение классов, утверждая, что правители значительно превосходят управляемых в трех аспектах: Моральные ценности Платона, которые, конечно же, совпадают с ценностями правителей наиболее совершенного государства, будут рассмотрены в главах 6, 7 и 8. Здесь же я хотел бы ограничиться описанием некоторых идей Платона, касающихся происхождения, воспитания и образования представителей правящего класса. Прежде чем приступить к такому описанию, я хочу высказать свое убеждение, что личное превосходство, будь оно расовым, интеллектуальным, моральным или превосходством в образовании, даже если оно может быть доказано, не должно, тем не менее, служить основанием установления политических прерогатив. Большинство населения цивилизованных стран сегодня считает теорию расового превосходства мифом. Однако даже если бы эта теория была доказана, она не должна приводить к каким-то политическим последствиям, хотя могла бы накладывать особую моральную ответственность на представителей высшей расы. Аналогичные требования следует предъявлять также тем, кто превосходит других интеллектуально, морально или уровнем образования. Я глубоко убежден, что некоторые интеллектуалы, высказывая противоположное мнение, показывают только то, сколь ущербным было их образование, раз оно не помогло им осознать свою ограниченность и свое фарисейство. Для того, чтобы понять суть воззрений Платона на происхождение, воспитание и образование представителей правящего класса, особое внимание следует обратить на два важных момента нашего анализа. Во-первых, следует иметь в виду, что Платон описывает город-государство, которое существовало в прошлом, но которое связано с настоящим таким образом, что некоторые его черты все еще можно различить в существующих государствах, например в Спарте. Во-вторых, Платон, описывая свой идеальный город-государство, имеет в виду условия его стабильности и пытается обнаружить гарантии этой стабильности внутри самого правящего класса, а точнее — в его единстве и силе. В этом отрывке Платон имеет в виду не просто хорошего пастуха. Насколько нам известно, Платон излагает правдивую историю дорического поселения на Пелопоннесе. Поэтому у нас есть все основания полагать, что Платон в своем рассказе предпринял серьезную попытку описать события греческой предыстории — описать не только происхождение дорического высшего сословия, но и происхождение человеческого стада, т. Миф о земнородных в другом аспекте будет рассмотрен в главе 8. Их победоносное вступление в город, основанный ранее крестьянами и ремесленниками, описано так: Именно в этом свете и нужно рассматривать данное им описание воспитания, т.

Воспитание и обучение помощников, а значит и представителей правящего класса платоновского наилучшего государства является, подобно ношению оружия, классовым отличием и потому классовой прерогативой 4. При этом воспитание и обучение — это не пустые символы. Подобно оружию, они представляют собой инструменты классового господства, необходимые для поддержания стабильности такого господства. Платон рассматривает их исключительно с этой точки зрения, т. Для достижения этой цели важно, чтобы правящий класс чувствовал себя принадлежащим к высшему господствующему сословию. Этот аргумент с тех пор повторялся много раз. В Афинах инфантицид не был принят. Платон, видя, что в целях евгеники он практикуется в Спарте, решил, что этот обычай хорош в силу своей древности. Платон требует, чтобы те же принципы, которые опытный селекционер применяет к собакам, кошкам или птицам, применялись также и для селекции господствующего сословия: Сословные качества, которые должны были воспитывать в себе правители, — это качества сторожевого пса. Трудность, расстраивавшая Платона более всего, состояла в том, что правители и помощники должны обладать характером одновременно неистовым и мягким. Эта проблема важна с точки зрения сохранения равновесия или, точнее, стабильности государства, потому что Платон не надеялся на равновесие сил разных классов, так как оно было бы нестабильным. Контроль за правящим классом, его деспотической властью и неистовством со стороны управляемых, по мнению Платона, недопустим, ибо превосходство господствующего класса не должно подвергаться сомнению. Милнер прекрасно понимал силу информационного оружия. Для укрепления своего влияния в Южной Африке ему необходима была поддержка местных газет. Эта газета пользовалась огромной популярностью и воспринималась как неофициальный орган правительства. Салон леди Астор превратился в главную цитадель врагов Советского Союза и друзей англо-германского сближения. Салон леди Астор имел сильнейшее влияние на назначение министров, на формирование правительств и на определение политической линии этих правительств. Этот курс проводили и предшествовавшие ему правительства Рамси Макдональда и Стенли Болдуина. Но тяга к союзническим отношениям с Германией возникла не в тридцатые годы прошлого века, а задолго до прихода Гитлера к власти. Черчилль в своих военных мемуарах, говоря о Чемберлене и его отношении к Гитлеру, иронически замечает: Посетив Гитлера вторично, Лотиан заверил его, что у Великобритании нет жизненных интересов в Восточной Европе.

  • Белые кофты для девочек 13 лет
  • Год выпуска лодочного мотора yamaha
  • Что делать если планшет плохо ловит wifi
  • Рыбалка в краснодарском крае на украинском
  • Вместе с этим смотрят: Ваш e-mail не будет опубликован. Сообщать мне о новых комментариях по электронной почте. Зарегистрируйся и проверь свой реферат, курсовую, дипломную и диссертацию на плагиат онлайн. Можно заказать профессиональное повышение уникальности текста Особенность таких приманок заключается в том, что они могут иметь различные размеры и вес. А это значит, что можно подобрать приманку непосредственно под величину хищника. Самый крупный поппер имеет длину 6,4 см, а вес — 14 г. В зависимости от размеров стоимость таких наживок может колебаться от до руб. Daiwa TD Popper Zero относится к поверхностным приманкам. Ее вес составляет всего 6 г, а длина 6,5 см. Приманка оснащена двумя крючками с трема остриями. В основном такие попперы используют для ловле небольших хищников. Стоимость приманки составляет руб. ECOGEAR TP 88F оснащен двумя тройными крючками, которые размещаются в задней и средней части приманки. Длина поппера составляет 8,8 см, а вес — 17 г. Стоит такая приманка в пределах руб.

    сидни поппер

    Неплохим вариантом для ловли небольшого и среднего хищника может стать Rapala Skitter Pop. В особенности такая приманка подойдет для начинающих рыбаков. К сожалению, он неустойчив к зубам хищникам. Стоит такая приманка чуть больше руб. Нужно улучшать наше общество с помощью постепенных реформ. Каковы были практические результаты у русских коммунистов и европейских социал-демократов? Эти результаты российского эксперимента испугали европейских социал-демократов. Когда европейские социалисты вошли в правительство, они покинули рабочих в беде, они не знали, что делать, они ждали обещанного Марксом самоуничтожения капитализма, но не дождались и постепенно теряют сегодня авторитет среди рабочих. По мнению Маркса, в период перехода от капитализма к социализму возможна гражданская война, которую не нужно бояться, так как, якобы, классовая борьба всё равно ежедневно требует жертв. Для построения социализма все средства хороши. Эта рекомендация является ошибкой. Под лозунгом борьбы против тирании нельзя устанавливать новую тиранию. По словам Маркса, в Англии социалистическая революция может произойти мирными и легальными средствами. Маркс в конце жизни запутался в своих прогнозах. В тактике социалистов остаётся тайной момент начала применения насилия. Он называл себя большим поклонником ученых и научных теорий, однако говорил, что мы напрасно верим в существование научных экспертов, на мнение которых можно было бы вполне положиться. Задача высшего образования — не в подготовке экспертов, а в формировании людей с настолько развитыми критическими способностями, чтобы они могли отличать экспертов от шарлатанов. Поппер называл свою философию критическим рационализмом. Юм, полагая, что наши идеи извлекаются из опыта, а индуктивные выводы из опыта несостоятельны, заключил, что теории, которые не сводимы к опыту, являются бессмысленными и что наше научное знание о мире основано на следовании обычаю и привычке. Кант, пытаясь спасти естественнонаучную рациональность, утверждал, что наше апостериорное знание о мире основано на априорных интуициях, априорных понятиях и априорно истинных принципах. Однако Витгенштейн и логические позитивисты вновь вернулись к эмпиризму Юма, когда кантовские образцы априорно истинных наук — эвклидова геометрия и ньютоновская механика — пошатнулись в ходе дальнейшего развития науки. Витгенштейн и позитивисты доказывали, что значение высказывания есть метод его верификации и что именно эмпирическая верифицируемость отличает науку от метафизики и смысл от бессмыслицы.

    Поппер был согласен с Юмом, что попытка оправдать знание с помощью индуктивных выводов из опыта приводит к иррационализму, но отрицал, что ученые вообще когда-либо рассуждают индуктивным образом. Он соглашался с Кантом, что опыт и наблюдение предполагают априорные идеи, но отрицал, что наши априорные идеи достоверно истинны. И он был согласен с Витгенштейном и позитивистами, что более невозможно апеллировать к априорно истинным принципам в попытках оправдать эмпирическую науку, но доказывал, что метафизические теории не обязательно бессмысленны и что верифицируемость не может быть критерием демаркации науки и метафизики, поскольку неспособна объяснить научный характер научных законов, которые, будучи строго универсальными суждениями, охватывающими бесконечное число случаев, не могут быть верифицированы с помощью индуктивных выводов из опыта. Здесь Поппер разрубал гордиев узел, доказывая, что научное знание не может быть оправдано и не нуждается в оправдании ; оно рационально не потому, что мы находим ему оправдание, а потому, что мы способны его критиковать. Любая попытка оправдать знание должна, чтобы избежать бесконечного регресса, в конечном счете опираться на истинность или надежность некоего утверждения или способности, или личности , которое не нуждается в оправдании.

    См также:
  • Ромашка белая лепесточки нежные танец видео
  • Ловля существительное или глагол
  • Лодка кефаль производитель
  • Рыбаки курганской обл
  • Приманки на весеннего окуня
  • Плетенка салмо элит брейд
  • База рыболов профи сургут

  • Интересного общения - (для работы комментариев необходим включенный джава-скрипт в браузере):
      © 2006 - 2017гг. Использование материалов сайта без активной гиперссылки запрещено.
     Подразделы::.:..
      Намотай на ус лучшая наживка для карпа и прикормка
     Поиск:



      Все о рыбалке нетрадиционная рыбная ловля
     Советы бывалых::.:..
     Ловись рыбка прикормка для донки в мае для карася

     Нам 10 лет::.:..
    Наши скромные интернет достижения:

    Наш сайт в каталоге ДМОЗ Наш сайт в каталоге Майл


    Наш сайт в Яндекс каталоге ТИЦ и ПР сайта


    02.03.2006 - 30.07.2017
      Спасибо что Вы с нами! Рыбки
     Из советов::.:.:..
      Рыболовам на заметку Рыбки
     Советы бывалого::.:.
      Ни хвоста, ни чешуи погода новосибирск рыбалка
     Рекомендуем::.:.:..
      На реке на озере wifi ловит но интернет медленный

     
    >   © 2017 http://pavelshlykov.ru
      Своим опытом делятся : Олег (Fishermen), Практик, Теоретик
      Дизайн и веб-поддержка: Мотин Алексей
      Почта нашего сайта: fishermen@pavelshlykov.ru

      FisherMenFromPinsk: Полезные советы и секреты рыболовам, рыбацкие хитрости, мастерская рыбака, отчеты


     

    [Наверх]